03.09.2019

Всемирно известный артист балета, исполняющий обязанности ректора Севастопольской государственной академии хореографии рассказал ТАСС о своем видении образовательного процесса.

— Перед вами особая задача — запуск Академии хореографии в Севастополе. Почему вы за это взялись?

— Мне понравилась идея. Суперталантливых детей очень много, я увидел это на просмотрах. И окончательно понял, для чего мы это делаем: вау, это круто!

Далеко не все родители готовы отпустить ребенка учиться в Москву или Питер. Нужны сильные региональные базы, школы, чтобы талантливые дети могли получить лучшее образование, не уезжая далеко от дома. А в Севастополе первоначальным посылом было развитие места. Ведь там будет целый культурный кластер

— Какой вы видите лично свою роль в этом проекте?

— Сейчас я лидер, идея. С другой стороны, я тоже учусь — я никогда не устраивал школу, не был директором. Я знаю, что хочу помогать детям. Нужно имя? Пожалуйста. Нужно привлечь больше детей в балет? Я буду содействовать этому максимально.

Кстати, в Satori нужен артист-ребенок. Возможно, это будет кто-то из учеников, поступивших в севастопольскую академию. Это будет хорошим опытом для детей.

Также я могу делать постановки и привлекать других хореографов, звать интересных людей, чтобы рассказывали ученикам про танец, про кино, про развитие.

— Собираетесь лично преподавать?
— Да, я люблю давать уроки. Когда видишь глаза детей, готовых все это впитывать, это очень многое дает лично тебе. И я до сих пор помню из своего детства, как к нам приходили преподаватели-танцовщики. Это запоминается на всю жизнь. Главное — детей развивать, а не закрывать. А очень многие балетные школы заточены на диктатуру. Это тренировка для кордебалета. Я бы хотел развивать детей как личностей. Даже если он не захочет танцевать, может, он станет хореографом, директором, режиссером или будет работать на радио. Хочу, чтобы у них было более широкое видение мира. Это важно, потому что мир сегодня не заострен на чем-то одном.

В целом сейчас мы на начальном этапе создания академии: у нас только появилась студия, здание будет строиться еще года два. У нас есть время осмотреться, понять, как все это устраивать.

— Сейчас вы исполняющий обязанности ректора. Готовы представить свою кандидатуру на постоянную работу?

— У меня нет желания управлять деньгами. Я, наоборот, хочу вложить деньги в эту академию. У меня есть благотворительный фонд, с которым мы будем спонсировать, чтобы вся эта работа шла быстрее. Если надо будет управлять, я продолжу. Но мне ближе художественная работа, я вижу искусство и хочу донести его. Думаю, управлять материальной частью будет кто-то другой, но если будет надо — то надо.

— Как вы планируете совмещать неутомимые гастроли и новые постановки с работой в академии?

— На самом деле, если не терять времени (а я не трачу экстра-время на вечеринки, на то, что отвлекает от миссии), то у человека очень много времени. Сколько мы тратим времени на телефон, на игры? Если все это убрать и заниматься делом, то есть огромное количество времени.

— А ваш фонд?

— Он зарегистрирован, я хочу создать структуру, чтобы это работало, даже когда меня не будет. Нужны правильные люди, а это долго. Сейчас работаю над тем, чтобы получить в России место, чтобы начать создавать здесь. Подходящих зданий мало, стоят они дорого.

— В севастопольском кластере не найти?

— Там будет Театр оперы и балета, я уверен, что они предоставят мне возможность привозить туда работы. Но это будет государственная история.

Я же хочу выстроить систему, которая создавала бы конкуренцию государственной. Конкуренция повышает уровень качества
— Под государственной структурой вы подразумеваете театры?

— Да. И я говорю не только про Россию. Когда танцовщик выходит из училища, у него выбор — только гостеатры. Это здорово, и у нас их много. Но если он решает уйти из театра… Например, я уходил из Королевского в Лондоне, и был еще Английский национальный. Они держат коммуникацию. Я хотел уехать в Америку. А там тоже все дружат с гостеатрами, и в Европе все дружат. Если ты не хочешь быть в системе, то она для тебя закрывается, и тебе негде работать.


Беседовала Анастасия Силкина ТАСС